Патрисия Каас

100_96534«Ну и дыра!» — подумал Бернар Шварц, оглядывая главную площадь Саарбрюккена. Если б не вынужденная остановка, этот парижский продюсер никогда бы не заехал сюда по собственной воле. Но делать было нечего, и он отправился в ближайшую гостиницу снимать для себя номер на ночь. Комнатушка оказалась под стать городу: такая же убогая. Бросив вещи, продюсер спустился в вестибюль узнать у портье, где можно поужинать и скоротать вечер. Портье сообщил, что самое приличное место в городе — клуб «Ромовая река».

«Ромовая река» совершенно не впечатлила раздраженного продюсера. Он без аппетита доел ужин и уже собрался уходить, как вдруг его ноги подкосились, и он плюхнулся обратно на стул. Нет, не сердечный приступ сразил Шварца наповал! Просто на сцену вышла Патрисия. И эта худющая девчонка, похожая на мальчика, поет песню Лайзы Миннелли не хуже, а может быть, даже лучше самой Лайзы! Невероятно! Первый раз за вечер Бернар поблагодарил судьбу за то, что его занесло в этот Богом забытый город. Вот это удача так удача: последний его проект с треском провалился, а вместе с этим голосистым заморышем он сможет добиться многого.

После выступления Патрисия ушла в гримерку. Ее охватила нестерпимая скука. Указательным пальцем Пат вычерчивала вензеля на пыльном зеркале и в пол уха слушала своего ухажера Кристофа. Местный парень, простой работяга, был предан девушке как пес. Он самозабвенно, не замечая того, что Патрисия совершенно не следит за ходом его мыслей, яркими красками расписывал их совместное будущее: «…а когда ты станешь совершеннолетней, ждать уже недолго, мы поженимся, обзаведемся собственным жильем! Правда, здорово? Да, Пат?» Патрисия никогда не собиралась за него замуж. Всегда знала, что достойна большего, а тогда, то ли от одиночества, то ли от нечего делать благосклонно принимала его ухаживания. Монолог парня прервал стук в дверь. Прямо с порога Шварц предложил ей вместе покорять Париж. Со свойственной ей прямотой, не обращая внимания на полные страха глаза Кристофа, девушка согласилась….

Но путь к звездам, как всем известно, лежит через тернии. Первый сингл Патрисии особого успеха не принес. «Ничего, крошка, — утешал ее Бернар. — С голосом, как у Эдит Пиаф и Марлен Дитрих, не пропадешь. Просто тебе нужен хит!» — «Перестань сравнивать меня с ними! — В голосе Пат послышались злобные нотки. — Я ничуть не хуже этих двух. Я докажу и тебе, и всем остальным!»

И она доказала.

5 декабря, в день своего совершеннолетия, Патрисия вышла на сцену «Олимпии», самого знаменитого зала Франции. Секунда тишины… и на Пат обрушился грохот тридцати тысяч рукоплещущих ладоней. Ради этого она жила, ради этого ублажала своим чудным голосом пьяных бюргеров, ради этого бросила школу.

Допев последнюю песню, поклонившись в миллионный раз и поймав сотый букет, Патрисия бросилась за кулисы: «Бернар! Где он?! Я скажу ему все!» — крутилось у нее в голове. Уже давно она поняла, что любит его. Без сомнения, он и есть мужчина ее мечты. Он сделал из нее певицу, был рядом на протяжении долгих лет, после смерти матери стал самым близким и родным человеком. Сегодня, в день успеха, настал подходящий момент, чтобы открыть ему свои чувства. С трудом преодолев толпу обнимающих и поздравляющих ее людей, Патрисия повисла на шее Бернара и долго страстно шептала ему в ухо: «Я люблю тебя! Я люблю тебя! Я люблю тебя!» Ответ любимого мужчины спустил ее с небес на грешную землю. Ласково отстранив Патрисию, Бернар чмокнул ее в щеку со словами: «Молодец, поздравляю. Вы тут празднуйте, а я домой. Жена заждалась: младший сынишка неважно себя чувствует».

…Мотоцикл летел по ночному Парижу с головокружительной скоростью. Пат, вцепившись в спину верного Кристофа, с наслаждением вдыхала колючий воздух. «Быстрей! Еще быстрей!» — подгоняла она, словно могла убежать от своего унижения, словно встречный ветер мог прогнать из ее головы воспоминания о том, как любимый мужчина отказал ей. Не жалея сил, Кристоф жал на газ. Стрелка спидометра зашкаливала, мотоцикл перестал слушаться, они перевернулись на пустынной дороге. Кристоф сильно разбился, Патрисия же отделалась переломом носа. Пережив пластическую операцию, Каас вышла из больницы совсем другим человеком.

Она расторгла контракт с Бернаром. Он пытался образумить ее. Ему пришлось пройти через суд в попытке отстоять свое имя и деньги, вложенные в певицу, но Шварц разорился и был вынужден сменить профессию. Так Патрисия отомстила ему за неразделенную любовь! С тех пор она решила для себя, что главное в жизни — это карьера. Печальный опыт отбил у нее охоту влюбляться…..

…. Мальтийская болонка легко и вальяжно вбежала в зал. Она уверенно и быстро обследовала пространство, остановившись возле длинного стола и повернула свою мордашку в сторону выхода. Десятки журналистов, в ожидании замерли и пристально смотрели, то на это белоснежное чудо, то в сторону, откуда, через мгновение, появилась элегантная дама, уверенной походкой вошедшая в помещение. Засверкали вспышки фотоаппаратов, суетливо перемещаясь с одной точки пространства в другую, засуетилась охрана, а женщина уверенно шла по направлению к столу, на котором стояли микрофоны. Она беглым взглядом окинула собравшихся людей, будто ища кого-то. На мгновение ее глаза встретились с глазами мужчины, стоящего неподалеку. Она чуть замедлила шаг, не отводя от него пристального взгляда, и тут же прошла дальше. В течение пяти минут она манерно позировала перед объективами фото и кино-камер, взяв на руки свою любимую болонку, по кличке Текилла. Затем присела в кожаное кресло и обратила всё свое внимание к журналистам. Во время пресс-конференции она мило и внимательно выслушивала вопросы, лаконично и ёмко отвечала на них, но постоянно ловила себя на мысли о том, что ей снова и снова хочется перевести взгляд на того незнакомца. Патрисия Каас, а именно она была сейчас в этом зале, пленительная и неповторимая, очень далекая, но хорошо знакомая, глубоко печальная и озорно веселая, мисс Минор, Мадемуазель Надежда… голос Франции, она всегда оставалась, прежде всего, просто красивой женщиной, которой нужна любовь….

Вот и сейчас, встретившись на мгновение взглядом с незнакомым мужчиной, который чем-то привлек ее внимание, она задумчиво улыбнулась….

Ее карьера достигла зенита, ее знают и любят миллионы: слава королевы французского шансона гремит далеко за пределами Франции. Все ее диски становились платиновыми. Разве не к этому она стремилась с самого детства? Но почему тогда такая печаль в глазах и страх перед возвращением из очередного тура в шикарную, но пустую квартиру, где ее никто не ждет?

Да, Патрисия Каас – интересная и загадочная личность. Тем интереснее узнать у нее об интерьерах, которые она любит и в которых живет.

Дмитрий Гурбанович:

-Патрисия, расскажите о своем доме.

Патрисия Каас:

– Я люблю возвращаться в свой дом. Предпочитаю тишину и покой своей квартиры тусовкам и светским вечерам. Лучшая разрядка для меня – ванная. Джакузи – роскошь, в которой я не могу себе отказать. Кстати, у меня дома столько дел! Не так давно я купила огромную квартиру и сама занималась ее дизайном. В одной из комнат у меня черные стены, которые сочетаются с белым декором.

Надежда Табакина:

— А какой стиль интерьера Вы предпочитаете?

Патрисия Каас:

— Как и в музыке, и в одежде, так и в интерьере я предпочитаю смешение стилей.
В интерьере мне нравится смесь современного стиля, немного барокко… Чтобы всё было не слишком перегруженным и холодным. Мой любимый интерьер — в моей квартире. Обстановка там создана мной. Хотя это и заняло много времени, мне это доставило большое удовольствие.

Дмитрий Гурбанович:

— А какие ассоциации возникают у Вас при слове уют?

Патрисия Каас:

— Для меня это – свечи. Я зажигаю их и по вечерам, и во время завтрака. Свечи для меня – это и есть символ домашнего уюта. Когда я приезжаю домой с гастролей, первое, что я делаю, – зажигаю свечи, чтобы почувствовать себя дома.

Дмитрий Гурбанович:

— Вы живете в Париже?

Патрисия Каас:

— Я живу в Цюрихе уже четыре года, хотя, в восьмом квартале Парижа у меня небольшая квартира. Рядом находится Елисейский дворец, где живет президент. Значит, место безопасное.

Вот такая она, звезда мирового уровня, красивая женщина и талантливая певица. Уверен, что на страницах нашего журнала мы еще не раз встретимся с мировыми звездами музыки, кино и телевидения. Расскажем Вам их истории и поговорим с ними о дизайне и интерьерах. Удачных Вам ремонтов!